Архив метки: Rafer Alston

Rafer Alston a.k.a Skip To My Lou. Король улиц.

«Ракер парк – душа и сердце стритбола». Рафер Алстон — душа Ракер-парка.

Именно здесь, на 155, Ракер парк зажглась звезда Скипа. Это место где родилась легенда, где она была сформирована и приобрела окончательный вид. Ракер — это место, куда приходят игроки из Лиги. Думаю, что не стоит уточнять какой именно Лиги. И все они знают, что здесь все их награды, почести и титулы MVP ровным счетом ничего не значат. Уважение здесь надо заслужить. Ни для кого не секрет, как многие игроки НБА уходили из Ракер парка с опущенной головой, с досадой вспоминая, что какой-то пятнадцатилетний пацан оставил их сегодня в дураках.

«Он поймал меня. Я не вру. Когда ты играешь против против Рафера Алстона, ты всегда должен следить, чтобы в какой-нибудь момент он не обыграл тебя стремительным движением. Но всё равно, это должно случится,» – Стефон Марбури. Да, эти слова говорит Стэф Марбури. Ст-э-э-э-ф! Или даже Старбури. Повелитель снов или ломатель костей. Один из лучших вторых номеров в мире. Этот человек может сказать правду о Рафере. И его слова с уверенностью подтвердят Френсис, Айверсон или Брайант.

Вне площадки, вы можете не узнать «легенду улиц». Это простой американский парень, каких тысячи ходит по нью-йоркским улицам… Рост – 188 см., вес – 79 кило. Однако, стоит пустить его на площадку 155-й улицы и всё изменится в мгновение. Он начинает совершать с мячом вещи, который с трудом поддаются объяснению. Он разрушает законы притяжения. У него довольно специфическая манера игры… Тебе кажется, что он делает всё очень медленно. Не дайте ему вас одурачить. Стоп. Поздно. Он уже обыграл вас и сейчас прокручивает мяч, вокруг вашей головы.

Но кто же такой Рафер Алстон?

Если Майк Тайсон может обвинять Браунсвилль, с таким же успехом Рафер может обвинять Куинс в том, что у него не всё сложилось в жизни, и что ему было трудно в этом районе. Наверно, у него есть на то основания. Поэтому он предпочитает говорить только хорошие и позитивные вещи о своем прошлом.

Все началось, когда худощавый девятиклассник по имени Рафер Алстон дебютировал в Гарлемском Ракер Парке в команде «Cardozo High squad» под руководством тренера Рона Наклери. Алстон вытворял с мячом такое, о чем раньше никто не только не мечтал, но и просто не мог представить. Проводил мяч за головой у соперника, крутил в руках. Еще у него была привычка бежать в атаку вприпрыжку. Однажды МС, который комментировал игру прокричал «Here comes Skip To My Lou».

«Это странная вещь», — говорит сам Скип — «Он один раз назвал меня так, и все начали повторять за ним. Все говорили: Скип… Скип… Вот идет Скип…»

Теперь некоторые люди знают его только под этим именем. Некоторые просто зовут его Скип. Рон Наклерио, бывший тренер Рафера из школы Кардозо в Куиннсе рассказывал историю, которая произошла с Алстоном:

«На какой-то вечеринке, Рафер увидел Гранта Хилла и подошел поздороваться. Он представился, как Рафер Алстон. Когда вечеринка подошла к концу, кто-то сказал Хиллу, что Рафер Алстон – это никто иной, как Скип. Грант был очень удивлен и на этот раз, уже сам подошел к Скипу и ещё раз пожал ему руку.»

Не всё в жизни Рафера было гладко и безмятежно. Был период, когда он начал прогуливать школу и почти забросил играть. Рон Наклерио, говорит, что это происходило из-за его семьи. Жизнь в не самой благополучной семье и не в самом приятном районе накладывала свои отпечатки. Он так и не смог закончить Кардозо хай скул, но смог получить диплом об окончании школы в Калифорнии. Затем он поступил в Вентура колледж, и ему удалось привести команду университета в чемпионат штата Калифорния. Тем не менее, и там ему пришлось забросить баскетбол перед экзаменами. Однако, судьба упорно не хотела поддаваться. Выбор был прост: либо ты учишься, либо ты никто.

История Рафера – это борьба с судьбой и борьба с самим собой. Многие спортсмены сталкиваются с подобными проблемами. Представьте себе, что перед вами стоит выбор: либо ты играешь и тренируешься без надежды стать профессионалом, либо ты учишься для того, чтобы занять свое место под солнцем. Пусть под маленьким, пусть под серым, но солнцем. В случае Рафера этот выбор был гораздо мучительнее, чем у любого другого баскетболиста. Он был действительно талантлив. И он знал это. И тем не менее, стены, которые наше жестокое общество воздвигает вокруг нас, заставляли его идти по «накатанной» колее более удачливых индивидуумов. Скип был вынужден прекратить играть в баскетбол на целый год, в течении которого он усиленно брал уроки в Социальном университете Фресно. Вернулся в игру Скип только через год. В новом сезоне за свой университет он показал неплохие результаты, набирав в среднем 17.3 очка и делая 8.6 передач за игру. Но это лишь с натяжкой можно назвать хорошим возвращением для баскетболиста, который всё ещё мечтал выйти на площадку Мэдисон Сквер Гарден в ранге игрока Национальной Баскетбольной Ассоциации…

Как-то на одной из игр, Скипу удалось перехватить передачу соперника, несколькими легкими финтами он обошел двух защитников, и на удивление всех присутствующих не стал забивать сам, а мягко навесил мяч на кольцо, где его партнер завершил атаку эффектным данком. После игры, сидевший на трибунах Джерри Тарканьян (тренер Вентуро Колледж) подошел к Рону Наклерио и сказал: «Я люблю его – что я должен сделать, чтобы он стал играть за меня?» Очевидно, что сделать он должен был слишком много, так как Скип остался в своей команде. Но это всего лишь одна из многочисленных историй, которые всегда окружают личности известных игроков.

Вот, например, однажды, Карим Рид защищался против Скипа. Рафер медленно вел мяч, чередуя ведение с простым кроссовером… Вероятно, Карим прежде не видел игры Рафера или же он просто забыл на мгновение о его манере игры. В одно мгновение Скип прокинул мяч у себя за спиной, затем бросил его в одну сторону, а сам обошёл Рида с другой. Застигнутой врасплох, Карим успел только ощутить легкий хлопок по плечу.

В Ракер Парк, как бы специально в гости к Раферу Алстону, приходят известные баскетболисты НБА. Не раз мы могли наблюдать на площадке Айверсона, Брайанта, Марбури и других суперзвёзд мировой величины.

Род Стрикленд любит сидеть на площадке в Ракере и наблюдать за игрой. Однажды, он пришёл к Наклерио и сказал: «Тренер, не бросайте парня. Помогите ему сделать правильные вещи. Кстати, когда ваша следующая игра? Я с удовольствием приду посмотреть». Род говорит: «Мой партнёр по команде, Майк Дин, всё твердил мне про Скипа. Я решил сходить посмотреть на него. Я понимал, что он не обычный игрок. Ну знаете, все эти ребята с 155-ой, они как клоуны, выделывают с мячом всякие штуки. Но Скип – это нечто. У него как будто инстинкт. Этот инстинкт неподражаем. Его способность пасовать, его дриблинг. А как он играет в защите. После этого я буду ходить в парк смотреть только на него.»

НБА

История Рафера – это история «гадкого утенка». О том, как простой парень, один из тысяч подростков Куинса, Гарлема или других нищих районов, нашел свой путь.

В 22 года Раферу уже стало тесно на уличных площадках мира. Его слава вовсю гремела на свете. «Король улиц», «легенда улиц» — такими эпитетами награждали его уличные боллеры. Мечта об НБА всё ещё жила в его сердце.

undefinedИ вот наконец-то в 1998 году Рафер был задрафтован командой Милуоки Бакс во втором раунде под 39 номером. Заиграть в НБА сразу ему мешало отсутствие необходимых навыков командной игры, несмотря на то, что он владел мячом лучше, чем большинство других игроков мира. Он мог бы играть второго номера, но после Майкла Джордана идеал поинт гварда – 199 см и 98 кг, который умеет делать на площадке буквально всё. А для игры первым номером Рафер был ещё не готов. Прошло три долгих и тяжелых года, за которые Скип, как губка впитывал наставления тренера, выходя на площадку по 5-10 минут за игру.

И вот судьба в лице генерального менеджера Торонто Рэпторс Глена Грюнвальда (подробнее) дала ему второй шанс. Торонто Рэпторс, ослабленные травмами Картера и других игроков пригласили Рафера в состав. За 47 игр он набирал по 8 очков и 4 передачи, а под конец сезона вообще разыгрался и выдавал, чуть ли не каждую игру более 20-ти очков! Рафер научился совмещать свой стритбольный опыт с опытом игроков НБА. Он уже не пытался совершать свои уличные трюки, которые всегда ставят команду на грань потери, но в каждом его движении по-прежнему просвечивал тот самый Рафер Алстон, который привык обыгрывать звёзд НБА на своём поле.

Контракт Скипа был подписан до конца сезона. И после его окончания, он уже мог позволить себе лично выбирать команду. В итоге Рафер решил отправится в Маями Хит, к младшему брату Джеффа Ван Ганди – Стену Ван Ганди. (подробнее) Это был новый виток его пути. Рафер заиграл с новой силой, став игроком основного состава. Резко поползли вверх и статистические показатели: 31.6 минут, 10.3 очка, 4.6 передач, 2.8 подборов и 1.3 перехватов в среднем за матч.

Уверен, что своё слово в баскетболе игрок Рафер Алстон всё ещё не сказал. А Скип… Скипа до сих пор можно увидеть летом на 155 Ракер Парк, потому что именно там находится его душа и сердце.

Rafer Alston

Rafer Alston
Rafer Alston

Худощавый девятиклассник по имени Rafer Alston дебютировал в Гарлемском Rucker Park в команде Cardozo High squad под руководством тренера Ron Naclerio. Alston вытворял с мячом такое о чем раньше никто не только не мечтал, но и просто не мог представить. Проводил мяч у соперника за головой, между ног отдавал сумасшедшие по своей зрелищности пасы. И однажды МС, который комментировал игру прокричал «Here comes Skip To My Lou» и с тех пор Rafer’а Alston’а знают просто как Skip.

В 22 года Раферу уже стало тесно на уличных площадках мира. Его слава вовсю гремела на свете. «Король улиц», «легенда улиц» — такими эпитетами награждали его уличные боллеры. Мечта об НБА всё ещё жила в его сердце. И вот наконец-то в 1998 году Рафер был задрафтован командой Милуоки Бакс во втором раунде под 39 номером. Заиграть в НБА сразу ему мешало отсутствие необходимых навыков командной игры, несмотря на то, что он владел мячом лучше, чем большинство других игроков мира. Он мог бы играть второго номера, но после Майкла Джордана идеал поинт гварда — 199 см и 98 кг, который умеет делать на площадке буквально всё. А для игры первым номером Рафер был ещё не готов. Прошло три долгих и тяжелых года, за которые Скип, как губка впитывал наставления тренера, выходя на площадку по 5-10 минут за игру.

И вот судьба в лице генерального менеджера Торонто Рэпторс Глена Грюнвальда дала ему второй шанс. Торонто Рэпторс, ослабленные травмами Картера и других игроков пригласили Рафера в состав. За 47 игр он набирал по 8 очков и 4 передачи, а под конец сезона вообще разыгрался и выдавал, чуть ли не каждую игру более 20-ти очков! Рафер научился совмещать свой стритбольный опыт с опытом игроков НБА.

Стритбол в Беларуси

К большому сожалению, как бы нам не было тяжело на душе, но нельзя не сказать: уличный баскетбол (как, впрочем, и «паркетный») в нашей стране развит очень плохо. За ориентир, к которому нам необходимо стремиться, возьмем США.

Hot Sauce, Shane, Main Event, Skip, AO, Professor. Эти имена известны на весь мир по своим выступлениям за AND1.

AND1 для многих это ассоциируется с гениальными финтами и ошеломляющими слэмданками, но что же такое AND1 на самом деле?

История логотипа AND1 берет свое начало в далеком 1993 году. AND1 изначально была компанией по выпуску спортивных аксессуаров, в основном кроссовок. Ее организаторы — Сет Бергер, Джей Гилберт и Том Остин.

К моменту появления AND1 спортивный рынок был забит до предела. Требовалась реклама. Тогда то и появился первый AND1 Mix Tape vol.1.

Первой его звездой был Рафер Элстон (Rafer Alston). Он тогда учился в девятом классе. Дебютировал Элстон в легендарном Ракер Парке (Rucker Park). Его первым тренером был Рон Наклерио (Ron Naclerio). Элстон вытворял с мячом поистине цирковые номера. Наклерио брал с собой видеокамеру и записывал трюки своего подопечного.

Со временем Элстон прогрессировал. И в 1998 году команда NBA под названием Milwaukee Bucks выбрала его на втором раунде драфта. AND1 сразу подписали с ним контракт. По материалам, переданными Налерио для повышения рейтинга Элстона, был снят самый первый AND1 Mix Tape. Эту кассету раздавали бесплатно тем людям, кто примерял пару кроссовок AND1 в сети магазинов Foot Action. За пару недель разошлось 200000 копий. И тогда AND1 стала известной по всей Америке компанией.

Пришли в команду Hot Sauce и АО. Снимались новые Mix Tape’ы. AND1 заняла 2 место после NIKE на рынке баскетбольных товаров.

А ведь множество гениальных боллеров так и остались неизвестными. Ведь все уличные легенды — выходцы из «темных» районов, которые по разным причинам остались в тени. Кто-то связался с наркотиками, кого-то посадили. А ведь они могли играть в НБА, как Айверсон, в прошлом звезда гарлемских баскетбольных баталий. А некоторым и не нужно вовсе это НБА. Лишь бы толпа тебя признавала. И смысл игры для таких людей — не выиграть какой-матч, а обмануть и «унизить» соперника, красиво забить сверху, сыграть на публику. Это и есть настоящие боллеры.

Но вот тут и состоит основное различие между нашим стритболом и американским. Ведь, по сути, этим бедным афроамериканцам и заняться то нечем, как целыми днями торчать на площадке. Нашей молодежи приходится проводить почти половину дня в школе. Психика наших боллеров и «ихних» тоже совсем разная. К примеру, куда идет современный молодой человек, если прогуливает занятия? Обычно это компьютерный клуб. Но уж никак он не будет прогуливать только ради того, чтоб лишний раз бросить мячиком в кольцо, а ведь в тех же США в некоторых парках снимают фонари для того, чтобы ребятня не играла ночью!

Конечно же, есть и у нас небольшой процент людей для которых стритбол — смысл их жизни. Но таких людей очень и очень мало.